simankov (simankov) wrote,
simankov
simankov

Category:

МАРИЯ ПАПЕР: МЕЧТЫ РАСТОПТАННОЙ ЛИЛИИ

 

I

Способ зарабатывать деньги на бездарностях

 

После одной попойки мы с Алфераки сидели у меня за утренним пуншем без сюртуков. Отворяется дверь, и вбегает низенькая брюнетка с круглым носиком. Подбежав, она сунула мне в лицо тетрадку. — «Я пришла показать вам мои стихи». На обложке четко стояло: «Мария Папер. Мечты растоптанной лилии».

Борис Садовской.  Записки (1881—1916)

 

 

«У очень плохих стихов, - пишет Ходасевич, - есть странное свойство: то и дело случается, что их самые патетические пассажи, помимо авторской воли, приобретают забавный и чаще всего не совсем пристойный смысл. Так было и со стихами Папер. Вся поэтическая Москва знала наизусть ее четверостишие, приводимое и Мариной Цветаевой:

 

Я великого, нежданного,
Невозможного прошу,
И одной струей желанного
Вечный мрамор орошу.

 

Люди мягкотелые или лживые ее обнадеживали. Другие советовали бросить. Она с одинаковым безразличием пропускала мимо ушей и то и другое — и писала, писала, писала. Но она была вовсе не графоманка. Она была непрестанно обуреваема самыми поэтическими чувствами, и стихи ей звучали откуда-то, словно голоса ангелов, — вся беда в том, что это были какие-то очень глупые ангелы или насмешники.
      Долгое время ей ничего не удавалось напечатать. Наконец журналист Шебуев, сотрудник «Раннего Утра», толстощекий субъект, ходивший в огромных роговых очках, в рединготе брусничного цвета и в брусничного цвета цилиндре, нашел способ зарабатывать деньги на бездарностях. Он стал издавать журнальчик «Весна», в котором злосчастные авторы сами оплачивали столбцы, занятые их писаниями. Журнальчика никто не покупал, но Шебуев имел от него недурной доход. Напечаталась в «Весне» и Мария Папер. ....

 

Впоследствии мне рассказывали, что, влюбившись в филолога и поэта В.О. Н[илендера]., году в 1912-м, приезжала она к нему под Тарусу, в деревню, где он давал уроки. Мужик привез ее на телеге, протряся верст пятнадцать со станции в знойный июльский день. Она пропищала десятка три стихотворений, отказалась от пищи и питья и взгромоздилась опять на телегу. Оставшиеся долго смотрели ей вслед, как она подскакивала на выбоинах, распустив черный зонтик и вытянув ноги в ослепительно сверкавших калошах. С тех пор след ее затерялся».

 

 

II

Я вернулась, открой свою дверь…

 

Сюда идет Мария Папер. Читать стихи. Умоляю тебя, не вздумай сказать, что не нравится, если она спросит. Она никогда не простит! Слушай бред — и молчи. ...

Анастасия Цветаева. Воспоминания (1971)

 

Каких-либо сведений о Марии Яковлевне обнаружить не удалось, хотя косвенные «воспоминания» о ней можно отыскать у Есенина (неизменно писавшего ее фамилию через «о»), у Волошина (см. его заметку:  «О модных позах и трафаретах». Стихи г. Игоря Северянина и г-жи Марии Папер. – «Утро России», 1911)  и у Марины Цветаевой. Впрочем, какие-либо сведения излишни – довольно и стихов.

 

Человек, находящийся в здравом уме, не может и представить себе, что кто-либо когда-либо переиздаст чувствительные сочинения г-жи Папер. Однако есть на свете один потревоженный дух, который никогда не забудет ее имени. Это Альфред де Мюссе, к стихам которого неоднократно обращалась в своем творчестве и Мария Яковлевна.

 

Автор этой заметки, человек слабый и взбалмошный, не устоял и выложил десяток рублей серебром, чтобы купить книжку с ее переводами. Надеюсь, читатель не осудит и простит наше безрассудство, а возможно что и одобрительно хлопнет по плечу.

 

 

                                                Альфред де МЮССЕ

 

                           ***

 

Здравствуй, Сюзанна, цветок мой лесной!

Ты прекрасна-ль, как раньше, теперь?

Всё желаешь ли быть неразлучной со мной?

Я вернулся, открой свою дверь…

 

Я в волшебной стране, я в Италии был,

Я не то уж… не то, чем ты знала меня,

Много было и бурь, и святого огня…

Много песен я новых сложил…

 

О, скажи, ты добра-ль, как и прежде, теперь,

Я устал, я другую безумно любил…

Сможешь ты мне простить, отворить свою дверь?

О, утешь, приласкай, пожалей!

 

 

              Г-ЖЕ МЕНЕССЬЕ

(Переложившей на музыку слова автора)

 

Вы в музыку святую воплотили

Моей поэзии божественныя волны…

Как счастлив я, что миг мы близки были,

Что оба были мы одною грёзой полны…

 

Мне снится сад – дворец, роскошный и просторный,

Мечтаний ваших благодатный рай,

Где на коне мелькает всадник черный,

Вода фонтанов плещет через край…

 

Как счастлив я, что с ваших губ пурпурных

Слетели дорогия мне слова…

Тону в надеждах трепетно-лазурных,

И точно Бог меня касается едва.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments